”вечные” сюжеты и образы
в литературе и искусстве русского модернизма
«Литературная топика и проблемы синтеза искусств в русской культуре первой трети XX века»
Добавлено: 01.23.2016
Программа семинара
4 февраля, четверг

Поварская ул., 25а, Конференц-зал

Начало семинара

В.В. Полонский (директор ИМЛИ РАН). Вступительное слово

Д.М. Магомедова (РГГУ, ИМЛИ РАН). «Концепции музыки в романтизме и символизме: от метафоры к мифу»

А.Г. Гачева (ИМЛИ РАН). «Трагедия – Мистерия – Литургия как модели синтеза искусств в эстетике русского модернизма»

Е.В. Глухова (ИМЛИ РАН). «Автобиография subspecie Мистерия: случай Андрея Белого»

А.Л. Топорков (ИМЛИ РАН). «Образы сакрального и светского искусства в “Повести о Светомире царевиче” Вяч. Иванова»

Т.И. Володина (НИИ теории и истории изобразительных искусств РАХ). «Мотив городского окна в русском изобразительном искусстве и литературе первых десятилетий двадцатого века»

О.А. Богданова (ИМЛИ РАН). «Топос рая в “усадебной” прозе начала XX века»

Презентация новых книг

Резюме

4 февраля 2016 г. в Институте мировой литературы им. А.М. Горького РАН в рамках проекта «”Вечные” сюжеты и образы в литературе и искусстве  русского модернизма» (грант Российского научного фонда, проект № 14-18-02709, ИМЛИ РАН, 2014-2016, рук.А.Л. Топорков) прошел семинар «Литературная топика и проблемы синтеза искусств в русской культуре первой трети XX века» (ответственная О.А. Богданова). Было прочитано и обсуждено 7 докладов.

В своем вступительном слове директор ИМЛИ РАН В.В. Полонский развернул масштабную картину синтетических устремлений в культуре Серебряного века, особое внимание уделив возрождению и осмыслению в эту эпоху древнего мистериального действа в произведениях литературы (В.И. Иванов и др.), музыки (А.Н. Скрябин и др.), живописи (В.В. Кандинский, М. Чюрленис и др.) и т.д. На примере художественных выступлений М.А. Врубеля, А. Белого, Л.С. Бакста и др. докладчик продемонстрировал тотальный характер объемлющего все искусства стиля модерн и подчеркнул его интегративные черты. Продолжение мистериальных поисков модерна было прослежено В.В. Полонским в культуре первой русской эмиграции, в частности в творчестве и жизнетворчестве матери Марии (Е.Ю. Скобцовой).

Д.М. Магомедова (РГГУ, ИМЛИ РАН) в докладе «Концепции музыки в культуре романтизма и символизма: от метафоры к мифу» выделила три аспекта в постановке проблемы музыки в научной литературе: 1) музыковедческий (роль музыки–искусства в ту или иную культурную эпоху или в творчестве конкретного писателя); 2) формально-эстетический (влияние музыки на поэтическую технику того или иного писателя, попытки воплотить в словесном искусстве простые и сложные музыкальные формы (песня, романс, сонатно-симфонический цикл, вокальный цикл, фуга и др.); 3) философско-эстетический (формирование мифологических концептов, начиная от античной философии и заканчивая символистской теорией мифа и символа). На материале немецкой романтической эстетики (йенские и гейдельбергские романтики, теоретические трактаты Р. Вагнера и Ф. Ницше), деклараций французских и русских символистов анализировались иерархии искусств в различных литературных школах. Был сделан вывод о том, что становление романтической философии «музыки» происходило следующим образом: осмысление музыки как самого романтического из искусств – метафоризация понятия «музыки» и перенесение законов музыки на другие виды искусства – объяснение мировых, природных законов путем музыкальных аналогий, понимание музыки как наиболее полного подобия мира, т.е. мифологизация музыки.

В докладе А.Г. Гачевой «Трагедия – Мистерия – Литургия как модели синтеза искусств в эстетике русского модернизма (религиозно-философский контекст)» был представлен отечественный религиозно-философский контекст исканий эпохи русского модернизма в области синтеза искусств. Показана связь этих исканий с идеей «кризиса искусства», с историософскими и эсхатологическими идеями, пояснено, как выбор той или иной синтетической модели определялся образом веры творца: историософский пессимизм и катастрофизм Р. Вагнера и Ф. Ницше выдвигали на первый план музыкальную трагедию, идея «оправдания истории», проявившаяся в теоантропоургической эстетике Н.Ф. Федорова, – литургию. Обе модели – Трагедия и Литургия – явились для русской эстетики начала XX в. крайними пунктами идейного пространства, в котором протекали ее собственные поиски путей и средств «интеграции художественных энергий» (Вяч. Иванов). Срединное положение между этими моделями занимает Мистерия, апологетами которой были В. Иванов, А. Скрябин, М. Чюрленис и которая определялась философом и эстетиком А.К. Горским как «устыдившаяся самой себя Трагедия и еще не познавшая себя Литургия».

В докладе Е.В. Глуховой (ИМЛИ РАН) «Автобиография sub specie Мистерия: случай Андрея Белого» обсуждались понятия «мистерия» и «мистериальная традиция» в контексте творчества писателя-символиста Андрея Белого. В частности, были установлены три основных аспекта символисткой мистериальной драмы: архаическая драма как элемент религиозной мистерии (архаический синтез искусств); традиционный театр, дистанцирующий драму от религии; установка на создание мистерии будущего (новый синтез искусств). Среди аспектов «мистериальной автобиографии» писателя были рассмотрены два автобиографических ряда: эмпирический и духовный. Докладчик показала, что выполненные Белым филологические обзоры творчества А.А. Блока и В.И. Иванова во многом опираются на инициатические структуры драм-мистерий Р. Штайнера. Чтение доклада сопровождал показ неопубликованных акварельных рисунков Белого к его лекциям о  Блоке (1923), прочитанным для узкого антропософского круга. В рисунках отражен сюжет антропософского посвящения, примененный Белым к творческой биографии Блока.

А.Л. Топорков (ИМЛИ РАН) в докладе «Образы сакрального и светского искусства в “Повести о Светомире царевиче” Вяч. Иванова» показал, что Вяч. Иванов использовал в повести ряд иконографических образов, и проанализировал их функции в структуре художественного текста. Вяч. Иванов создавал своеобразные словесные иконы, описания которых становились лейтмотивами Повести; сопоставлял иконографические типы, характерные для восточной и западной христианской традиции;. Наиболее востребованы в Повести иконографические типы: св. Георгий Победоносец, Чудо Георгия о змие, Благовещение, Покров Богородицы, «Вертоград заключенный», София Премудрость Божия.

Доклад Т.И. Володиной (НИИ теории и истории изобразительных искусств РАХ) «Мотив городского окна в русском изобразительном искусстве и литературе первых десятилетий ХХ века» был посвящен одной из важнейших структурообразующих ячеек обновленного на рубеже XIX–XX вв. городского пространства, многократно отраженной в произведениях живописи (Н. Тархова, К. Коровина, М. Добужинского, Н. Ульянова, П. Филонова и др.) и литературы (А. Ремизова, А. Белого, В. Брюсова, А. Блока, В. Ходасевича и др.) начала XX столетия. Основное внимание докладчика было направлено на сопоставительный анализ в живописи и поэзии указанной эпохи топоса «вид из окна», который подразделяется на несколько подвидов. Также было убедительно продемонстрировано структурно-семантическое соответствие «мотива витрины» в словесном и пластическом изводах русского символизма. Речь шла и об эволюции мотива окна в указанный период.

В докладе О.А. Богдановой (ИМЛИ РАН) «Топос рая в “усадебной” прозе начала XX века» было предпринято исследование феномена сельской дворянской усадьбы в русской литературе рубежа XIX-XX вв. с точки зрения топики, восходящей к истокам новоевропейской культуры: античности, Средневековью, Возрождению. На материале рассказов И.А. Бунина, Б.К. Зайцева, Г.И. Чулкова, А.Н. Толстого 1900–1910-х гг. были рассмотрены актуальные для Серебряного века модификации «вечного» сюжета жизни первых людей в библейском Эдеме, грехопадения и изгнания их из ветхозаветного рая: антично-христианский синкретизм (в котором Эдем смыкается с Элизиумом и Парнасом), любовный рай («сады Венеры»), эстетический рай (обусловленный признанием «божественной» самоценности искусства), сенсорный рай (максимальное удовлетворение человеческой чувственности), природный рай (помещение рая в земной пейзаж). 

В рамках семинара прошла презентация новых книг, изданных участниками и друзьями проекта в 2014–2015 гг.:

  1. ”Вечные” сюжеты и образы в литературе и искусстве русского модернизма» / Отв. ред. чл.-корр. РАН А.Л. Топорков. М.: Индрик, 2015. 416 с., илл. (Серия «”Вечные” сюжеты и образы»; Вып. 1)
  2. Мифологичесикае  образы в литературе и искусстве / Отв. ред. М.Ф. Надъярных, Е.В. Глухова. М.: Индоик, 2015. 384 г., илл. (Серия «”Вечные” сюжеты и образы»; Вып. 2)
  3. Иванов Вяч. Повесть о Светомире царевиче / Изд. подг. А.Л. Топорков, О.Л. Фетисенко, А.Б. Шишкин. М.: Ладомир; Наука, 2015. 834 с. (Серия «Литературные памятники»).
  4. Неизвестные страницы русской фольклористики / Отв. ред. чл.-корр. РАН А.Л. Топорков. М.: Индрик, 2015. 590 с.
  5. Функционально-структуральный метод П.Г. Богатырева в современных исследованиях фольклора: Сборник статей и материалов / Отв. редакторы 
  6. С.П. Сорокина, Л.В. Фадеева. М.: Государственный институт искусствознания, 2015. 456 с.
  7. Давыдова О.С. Иконография модерна. Образы садов и парков в живописи русского символизма. М.: БуксМарт, 2014. 512 с.
  8. Давыдова О.С. Концептуальный модерн: Слово – Образ – Место. М.: БуксМарт, 2014. 144 с.
  9. Давыдова О.С. Человек в искусстве. Антропология визуальности. М.: Прогресс-Традиция, 2015. 152 с.
  10. Чулков Г.И. Жизнь Достоевского / Сост., подг. текста, коммент. и вступит. статья О.А. Богдановой. М.: ИМЛИ РАН, 2015. 472 с.