”вечные” сюжеты и образы
в литературе и искусстве русского модернизма
Sklovsky
Доклад Наримана Скакова (DPhil Oxon, Assistant Professor of Slavic Languages and Literatures, Stanford) СОДЕРЖАТЕЛЬНАЯ ВЕЩЬ ВИКТОРА ШКЛОВСКОГО
Дата проведения:06.08.2017
СОДЕРЖАТЕЛЬНАЯ ВЕЩЬ ВИКТОРА ШКЛОВСКОГО
 
Целью данного доклада является попытка отследить эволюцию мысли Виктора Шкловского на пороге 1920-х и 1930-х. Шкловский был первым формалистом, который поддался давлению формирующейся сталинской культуры за несколько лет до “фронтальных” атак на формализм. Его “Памятник научной ошибке”, выражающий псевдо-раскаяние, является типичным “ходом коня”, который своей L-образной формой создает дискурсивное пространство для эволюции формального метода. Остранение начинает включать в себя такие понятия как многообразие и гетерогенность и в тексте можно подметить отголоски понятия “содержание”, в традиционном, пред-формалистском смысле. Данный дискурсивный поворот впоследствии совершается через концептуально новое понятие вещи. В конце 1910-х и начале 1920-х, сырье и материальность повседневности не имели ценности как таковой. Они входили в сферу восприятия только через процесс деформации. В конце 1920-х наблюдается переход к производимости и полезности вещи. Вместо материала в ожидании трансформации появляется содержательное наполнение. Форма, как агент модуляции и изменения, превращается в стабильного гаранта значения как такового. Такие “второстепенные” тексты как “Турксиб” (1930), “Поденщина” (1930), “Марко Поло, разведчик” (1931), “В поисках оптимизма” (1931), пронизанные мотивом путешествиями критика по Средней Азии, ярко отражают данный переход. Остранение помогает справится со странностью” страны. В результате вынужденной реформации, происходит переход Шкловского от эстетики восприятия к эстетике познания. Впоследствии данная эволюция сыграет важную роль в формировании советской сталинской субъективности.